ЗНАНИЕ ЛЮДЯМ


Три Закона Пространства

Из сборника В. Логинова «Гиперборейская Вера Русов»

Есть древнее тайное учение такого же возраста,

как человеческий род; оно передается из уст в уста

и до наших дней, но лишь немногие знают это.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Все эзотерические системы, стоящие такого названия, есть вариации на одну тему. Серьезный исследователь мистического наследия человечества наверняка согласится с этим. Спорят всё время только о том, какая из вариаций представляет первоисток всех прочих. Но и на этом ристалище постепенно перестают ломать копья. «Братья» начинают осознавать, что ни один из них не годится на роль «отца» другим «братьям». Это хорошо, что времена ментального газавата (священной войны за веру), по-видимому, проходят…

Однако тут ожидает следующий тупик. Похоже, менталитет землян готов просто перемешать все существующие учения в некоторое одно – чтобы никому не было обидно. Или же в считанные исторические мгновения сочинить нечто новое. То и другое окончательно похоронит надежду прозреть Исток. Такой финал был бы весьма печален. В смысле мистических учений за два последних тысячелетия проделан большой путь от помрачения к ясности. Этого не сказать, правда, о понимании глубинной сути систем народами. Большинство человечества остаётся прохладным к усилиям посвящённых. А меньшинство – сторонники этих усилий – наоборот, сверх меры усердны в проведении в жизнь истин, не до конца понятых ими самими. Будь иначе, на рубеже третьего тысячелетия мы приблизились бы уже к тому, чтобы перед нами предстал – в изначальном виде – Первоначальный Свет.

Авторы этих строк убеждены: Первоначальный Свет – был и есть. Мы в этом не можем сомневаться хотя бы уже потому, что в нашем распоряжении – ключ, благодаря которому можно абсолютно ясно прочитывать скрытый смысл всякого эзотерического писания. Независимо от того, в какие времена и представителем какой школы и какой богомировозренческой системы текст был написан. Мы получили этот универсальный ключ благодаря посвящению в Астрософию – первую ступень учения Замкнутого Креста, именуемого иначе Северная Традиция. Принцип действия этого двенадцатиразрядного ключа и примеры его применения описывает книга одного из нас «Обруч Перерождений».

Если универсальный ключ есть, следовательно, в истории Земли должен существовать и некоторый Праисток… изначальный Логос, который в настоящее время скрыт, но, так сказать, «заложен глубоко в подсознании» всякой бывшей или современной школы. Если один и тот же ключ подходит к любым замкам, значит, имелся их прототип, и поэтому в конструкции всех замков есть нечто принципиально общее. Разумеется, это соображение не является непосредственным доказательством бытия Праистока, но делает предположение о его существовании обоснованным.

Было бы заманчиво получить непосредственное доказательство. Многие наболевшие вопросы оказались бы разрешимыми в случае, если бы у нас было достоверное знание о Системе, которая дала начало всем прочим.

Первое. Если бы Изначальный Свет вновь предстал в полной яркости, то никакая тьма не смогла бы уже успешно маскироваться под свет. Псевдодуховность разоблачала бы себя сама.

Второе. Искренние сторонники блага, принадлежащие к разным школам, имея перед глазами Целое, легко сумели бы видеть, какую именно часть этого Целого представляет собой учение, посвященными которого они являются. Истины, отстаиваемые ими, тогда не только бы не разрушились, но напротив, установившись в однозначное отношение к Полноте, впервые оказались бы до конца исполненными. И это была бы не плавка идей в каком-то общем тигле, наоборот, предельное акцентирование – конкретизация – каждого мистического положения, бывшего до того абстрактно-туманным, а теперь получающего возможность явиться как момент Целого. Таким образом, различные Традиции доброй воли прекратили бы, наконец, выяснение отношений друг с другом и получили бы для своего сплочения на ментальном уровне исторически естественный Центр.

Да, было бы желательно получить непосредственное доказательство. Но беда в том, что от Истока и до нынешних дней прошло «космически» много времени! Когда заходит речь о десятках тысячелетий, вряд ли кто-либо из историков рискнёт употребить не то что слово «доказательство», но даже и слово «факт»… Как правило, всё, что находится за чертою тысячелетий (конечно, если это не какие-нибудь вполне осязаемые глиняные черепки), историк предпочитает обозначать словом «миф». Поэтому адепты Традиций, которые уходят глубоко в прошлое, могут лишь «рассказывать миф». И для непосвященного их слова будут всего лишь сказкой. Быть может, это и к лучшему. Язык мифа позволяет объять большее, нежели язык «фактов», каждый из которых всё равно есть только фрагмент. Можно «накопать» сколько угодно фактов и забавляться, рекомбинируя их то этим, то иным образом. А вот какая мозаика была составлена из фрагментов – это всё равно не известно в точности никому.

Мы можем рассказать только миф. Ну что же, мы рассказываем именно миф, и пусть каждый извлекает из него то, что извлечь способен.

Миф этот имеет три части:

1. Три Закона Пространства.

2. Гиперборея*.

3. Война Гипербореи и Атлантиды*.

 

ТРИ ЗАКОНА ПРОСТРАНСТВА

Множащиеся альтернативы создают Пространство.

Глубины соприкасаются. Мера соприкосновения есть Любовь.

Средневековые космогонические трактаты иногда сопровождаются иллюстрацией: Земля, покоящаяся на трёх китах. Или на трёх слонах. Или на трёх столбах. А то и на всём сразу – в виде трехступенчатой пирамиды. Тексты принадлежат разным авторам – иллюстрация повторяется. Как если бы это была оформительская виньетка, принятая для космологии.

Изображение трёх держащих перекочевало на пергаментные страницы с трактатов, гораздо более древних. Средневековые авторы не чурались античной мудрости. Адепты древнего мира приняли, в свою очередь, посвящение у древнейших. Цивилизация Праистока – о ней речь ниже – знала Три Закона Пространства, которыми «стоит» Земля… И не только Земля, но эйдос – живое тело – всякой планеты Космоса. Это и нашло символическое отображение в трёх китах, сделавшихся, начиная с «просвещенного XVIII века», мишенью для зубоскальства.

Первое, о чем повествует Планетарный Миф Северной Традиции, это о Законах Пространства, составляющих триединую Формулу Творения, известную Древним. Самое появление на Земле цивилизации Древних, или цивилизации Праистока – ГИПЕРБОРЕИ, великого Полярного царства – невозможно понять, не познакомившись с этими Законами хотя бы в общих чертах. Для этого потребуется совершить небольшую экскурсию в область эзотерической философии. Не любящий подобные экскурсы читатель может пропустить этот раздел и сразу переходить к следующей главе. Он ничего не потеряет в дальнейшем, только для него останется непонятным, как вообще появилось на Земле Полярное царство.

Итак, формулировка Первого Закона такова:

Множащиеся альтернативы создают Пространство.

Что же разумели под этим древние? Чтобы осознать это, зададимся «праздным» вопросом: откуда вообще взялось оно, Пространство? Что есть Пространство? Мы так привыкли к Окружающей Протяженности… Тем не менее – в чём Начало, основание, смысл, вкладываемый Творцом в этот феномен Бытия? Пространство… «из чего оно сделано»?

Перескажем, что повествуют об этом Книги Замкнутого Креста – раритеты, подробное знакомство с которыми возможно лишь для прошедших специальный курс.

И на какое же огромное расстояние отнесён дух,

который выбирает из двух одно,

по отношению к духу, который выбирает из двух другое!

Эти слова содержат концепцию развертывания Пространства, как понимает её Учение. Её можно передать в трёх словах: расстояние создается выбором. Представим это наглядно, воспользуемся известной мифологемой.

…По ветви Дерева скользит Змий, намеревающийся соблазнить Еву. Ещё мгновение и вся Вселенная расщепляется! Теперь уже есть два мира. Есть Мир, где предприятие Искусителя потерпело фиаско. Но есть и Мир (очень хорошо нам известный), где Змий восторжествовал…

Как они далеки один от другого, эти два Мира, не правда ли? Как небо и земля… Любопытно: когда мы хотим сказать, что не избираем какой-то вариант действий – часто прибегаем к словам: «Я далек от этого». Описывая же выбор, который мы намерены совершить, можно употребить выражение: «Я близок к тому, чтобы…». То и другое есть пространственная метафора. Выбирая, мы «выбираем между…». «Между» – это Пространство.

Что наверху, то и внизу. И снаружи то, что внутри. Это утверждает Изумрудная Скрижаль Трисмегиста. Система Гипербореев, известная на Земле ещё за двести веков до писаний Гермеса, утверждает это же самое. Внешнее – зеркало внутреннего. Пространство – это объективирование дистанции, которую ощущает Дух между двумя противоположными выборами.

…Соблазнением Евы, как известно, дело не кончилось. У неё и у Адама родились дети, Каин и Иавель. И вот уже тот же Змий, только теперь невидимый, подстрекает Каина совершить убийство. Вселенная вновь раскалывается. Теперь мы видим уже три Мира. Есть Мир, где Каин оказался стоек к искусу. Но есть и Мир…

Так можно продолжать и дальше. Однако даже стеллаж размером с Солнечную систему едва ли вместит такую Библию. Скажем коротко. Вселенная представляет собой Океан Возможностей, или Океан Выборов. Вот эти альтернативы, стремительно – и постоянно вновь помножаясь на собственное умножение, – создают Пространство. Если добросовестно вообразить интенсивность процесса, развертывающегося «помножаясь на собственное помножение», становится понятен термин современных физиков «Большой Взрыв».

Второй Закон представляет симметричное дополнение Первого. Он есть как бы его обратная сторона. Они сопряжены как выдох и вдох, и это можно лучше почувствовать, если привести формулу Второго Закона не в отрыве от уже нам известного: множащиеся альтернативы создают Пространство, и тем не менее…

Глубины соприкасаются.

Вот что говорит об этом учение Древних. Есть некое Измерение, в котором Глубина каждого из Миров представляет собой то самое, что и Глубина другого. Так, Глубина Луны представляет собой то же, что и Глубина Солнца… Это Измерение неведомо человеку. По крайней мере, в нынешнем состоянии его духа.

Как правило, внимание наших современников рассеяно по поверхности текущих событий. Оно стремится зафиксировать факты и «схватить» конкретные практические приёмы. Дело полезное, но, однако, чрезмерное пристрастие к нему отвлекает от истины ещё более. Частным практическим приёмам деятельности числа несть, и они все разные. Если попытаться усваивать их вне всякой связи друг с другом, от этого бесконечного хаотического разнообразия как бы рябит в глазах. Ментальное зрение затуманивается.

Но если это зрение сфокусировать на уровне чуть более глубоком, чем поверхность явлений, открываются интересные вещи. У группы внешне разрозненных фактов обнаруживается единый корень. В основе разных приёмов деятельности выявляется один базовый приём – алгоритм. Усвоивший алгоритм «как по волшебству» может овладеть целым спектром конкретных навыков.

Это лишь стартовый уровень – «чуть поглубже». Но и на нём, как видим, уже обнаруживается действие закона Глубин: различия есть поверхностное; чем глубже, тем больше сходства. У обнаруживающего это возрастают возможности. Что же открывается тем, которые обратились не чуть поглубже, но углублены в созерцание Самой Первоосновы? Предания разных Традиций едины в том, что сосредоточенный на таком созерцании обретает дар творить чудеса.

Отцы Христианской Церкви, а также и мудрецы античности говорят: «Разум – это око души». Разум отличается от рассудка тем, что он есть инструмент исследования не поверхности, но Глубин. Человек имеет Глаза, которые, если устремлены в Глубины, позволяют видеть весь Космос как одно целое. Такого видения невозможно достичь без длительной дисциплины духа. Но если оно достигнуто, восприятию открывается новое измерение бытия. Тогда многое в материальной Вселенной предстаёт лишь как оптико-понятийный обман.

Так, Древние Странники рассматривали немыслимые расстояния между звездами лишь как результат известной поверхности восприятия. Ведь Миры, сделавшие альтернативный выбор и таким образом разнесенные, находятся, тем не менее, в соприкосновении как имеющие общий корень. Согласно непостижимым для человеческого рассудка (не Разума!) Правилам Измерения, точка Предельной Глубины Мира представляет собой то самое, что и весь Космос.

Чтобы отличить эту точку от «просто глубины», то есть от геометрического центра планеты, с которым она совпадает, её именуют точкой Альва. Это неземное слово. Оно забыто. Греческая альфа и иудейская алеф – знак магов – произошли именно от него.

Древние хорошо знали, что Космос населен и что, используя точку Альва, те расы Космоса, которым открыты Правила Измерения, могут ступить, в принципе, на землю любого Мира.

Третий Закон Пространства представляет как бы равновесие Первого и Второго. Паузу, разделяющую выдох и вдох. Сохраним и теперь неразрывность формулировки. Для правильного восприятия Законов Пространства требуется постоянно чувствовать триединство его информационно-энергетической структуры. Глубины соприкасаются, но…

Глубину самого Соприкосновения диктует Мера Любви.

Лишь раса, имеющая способность любить не меньшую, чем у коренного населения планеты, может беспрепятственно достигнуть её поверхности. Все остальные встречают во время своего продвижения от точки Альва к поверхности планеты сопротивление Сил, которые представляют собой своего рода иммунную систему Мира. Силы Защиты могут проявить себя также и на поверхности, если способность любить подвергнется у пришельцев сильному вырождению. Однако в этом случае их действие может быть отвращено магией. Во время же самого пути, совершаемого «в обход» материи, действие Сил Защиты оказывается неотвратимым. Именно это действие разделяет все расы, которые приходят из Космоса, чтобы колонизировать планету, на три больших уровня.

Так, существуют расы, способность любить у которых меньше в той или иной степени, чем у человека Земли. Такие расы не могут достичь поверхности. Чем меньше их способность к любви, тем меньше то расстояние, которое им позволяет пройти кверху от точки Альва сопротивление Сил. Каждая из таких рас останавливается в продвижении на своём уровне. Причём уровень, заданный посредством действия Сил Защиты, особенностями душевной организации существ данной расы, воспринимается этими существами как… собственно поверхность планеты! Как ни парадоксально кажется это нам.

Поэтому некоторые такие расы вовсе и не подозревают о существовании Защитных Сил. Их экспедиция представляется им вполне завершённой. Во время их продвижения их восприятию открывалось лишь низлежащее. Они думают: мы завоевали себе «наилучший мир», успешно преодолев на пути к нему «миры монстров». Это впечатление ещё более поддерживается тем, что на уровне, определяемом для каждой расы её мерой любви, раса обретает способность увидеть небо. Конечно, небо предстает им не таким, каким его видим мы. Их горизонт сужен, цвет неба изменен, и, кроме этого, многие планеты и звезды для них невидимы. Но главное, все вышележащие уровни вместе с их обитателями, а также и действительная поверхность планеты и даже сама материя, как её знаем мы, оказываются для них – прозрачны. Ученые этих рас выявляют в опытах иные наборы фундаментальных физических констант, чем тот, который экспериментально установили мы. Таким образом, колонии разных рас образуют как бы систему концентрических сфер. Причём население каждой сферы убеждено, что планета Земля имеет радиус меньший, чем это известно нам. И степень, так сказать, «злобности» населения каждой конкретной сферы определяет, насколько меньший. (Случается, что и человек иногда может проникать в какой-либо из таких миров. Силой колдовства, например. Для этого колдун проделывает опасный эксперимент, как бы отождествляя своё богомировоззрение с таковым населяющих инфернальный мир тварей. Благодаря этому он оказывается способен видеть и «тамошнее» небо. Оттуда оно кажется и впрямь «с овчинку». Если путешественник по мирам недостаточно искусен в магии, он может и не найти путь обратно. Тогда он остаётся «по ту сторону» навсегда. Приятного в этом мало. Многие обитатели низлежащих миров предстают человеческому восприятию как чудовища.)

Следующую группу рас представляют те, мера любви которых приблизительно совпадает со степенью способности любить, данной людям. Защитные Силы не препятствуют им добраться до настоящей поверхности Земли, и они могут увидеть небо коренных жителей. Таких рас немного. Оставили след лишь две. Это альвы (земное слово, оно произошло от «пришедшие из точки Альва»), которые теперь совершенно неизвестны людям, а также эльфы (этимология та же), умеющие делать себя невидимыми и поэтому воспринимаемые людьми только как персонажи сказок.

И наконец, третью группу существ представляют расы, способность к любви у которых превышает человеческую. Им открывается горизонт более широкий, чем людям, и их небеса позволяют наблюдать светила, которые от нас скрыты. Такие существа могут силой своего искусства проникать к нам и рассказывать про свои миры. Раз в несколько веков рождается человек, способный видеть и слышать таких пришельцев. А иногда даже и воспринять их способность видения вышних сфер и иных небес (один из таких людей, Якоб Бёме, образование которого ограничивалось начальными классами деревенской школы XVI века, писал «на память» о таком путешествии: «…небесные деревья и кустарники, непрерывно приносящие плоды свои, цветущие прекрасно и растущие в Божественной силе так радостно, что я не могу ни выразить того, ни описать; но я лишь лепечу о том, как дитя, которое учится говорить, и никак не могу правильно назвать… и однако это поистине и в точности так; я разумею не иное, как только то, что воспроизвожу здесь буквами». Аврора, или Утренняя Заря в Восхождении,1612 г.).

Однако существует и ещё одна группа рас, та, на которую вообще не распространяется действие Сил Защиты. Такие существа могущественнее, чем эти Силы, или же наравне с ними. Можно сказать о них, что они наделены предельной мерой любви. Мы воспринимаем любовь чувственно, переживательно. Они же наделены пониманием того, что есть это. Что есть Любовь. Что есть Бог… Если такие существа пожелают оказаться на поверхности какой-либо из планет Космоса, им вовсе не потребуется никуда подниматься. Их странствия не пролегают через точку Альва. Они постигли Единое – и даже Глубина и Поверхность для них едины. Перемещения их мгновенны. И тем не менее такие существа всегда являются представителям всех других рас словно бы спускающимися с Неба. Ведь никакая раса не имеет небес, которые простираются выше, чем обитают знающие Единое.

Так повествует Миф о Мирах Вселенной, и о мирах Миров, и о расах, которые населяют эти миры. Теперь, когда всё это изложено, можно приступить, собственно, к наидревнейшей истории известного людям мира нашего Мира. Она же есть и история появления на Земле учения Замкнутого Креста*.

*- см. В. Логинов. Гиперборейская Вера Русов (Библиотека/Разное).

 


© 2012